• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:46 

будь фильтром, а не губкой.
Я любил Грейс всю свою бессознательную жизнь, а малую часть сознательной мечтал о том, чтобы она сдохла как бродячая собака, и некому было бы похоронить ее. Чтобы всем было наплевать. Правда, даже в эти редкие моменты слепой жажды ее смерти я осознавал, что сразу после того, как не станет ее, я буду следующим. Даже пару раз видел свое растерзанное по всей трассе тело в страшных, липких снах.
Я так любил Грейс, что иногда мне казалось, будто что-то невидимое бесконечно долго тычет мне в живот острым ножом. Однажды я привязал самого себя к батарее, в страхе, что наложу на себя руки или покалечу ее, чтобы никто больше не смог смотреть на нее таким же взглядом, каким смотрю на нее я. Я сидел, привязанный к ледяной батарее куском разорванной майки и ревел как девчонка. Я ревел, скулил, вгрызался в свои перевязанные руки зубами до тех пор, пока из укусов не полилась кровь, я тогда не понимал, как можно так сильно любить и за что такая любовь посылается с небес на головы несчастных людей. Я провел в таком состоянии больше суток, а потом просто отключился. Проснувшись, я спокойно высвободился из собственноручно созданных оков, умылся, посмотрел новости за завтраком и пошел на работу. Я знал, что снова увижу ее там, знал, что во время обеденного перерыва снова увижу ее с этим ублюдком, знал, что она снова улыбнется мне одной из своих лучших улыбок, и знал, что ночью ее будет трахать этот низкорослый мудак. В такие моменты мне чудом хватало терпения, чтобы не накинуться на него и не убить прямо на ее глазах.
Я любил Грейс до такой степени, что придумывал каждой ее родинке имена, и мысленно соединял их между собой, создавая новые созвездия. Я видел, когда она была не в духе, видел, когда она была рада чему-то, видел, когда она чего-то хочет, но самое главное - я видел, что ей абсолютно плевать на меня.
Она смотрела на меня всякий раз, поправляя прическу или чулки, а я в эти минуты хотел бы иметь внутри себя ядерную бомбу, чтобы взорваться на мелкие кусочки и отправиться в уготовленное мне место в аду. Вместо этого я сидел с каменным лицом и медленно считал внутри себя до миллиарда. Меня отпускало только когда я понимал, что считаю уже до трех. Трех миллиардов.
Я любил Грейс так сильно, что делал за нее всю работу, когда она отпрашивалась пораньше, чтобы навещать своего мудака в больнице. Однажды я даже предложил отвезти ее туда, но она сказала, что это лишнее. Это прозвучало так, словно лишним был я. По факту, так и было.
Я сдал за нее все отчеты, я часами выслушивал нотации от шефа, чтобы она просто посмотрела на меня, как на что-то живое, увидела бы во мне человека. Но я не уверен, что она видела. Если честно, она навряд ли замечала меня, даже когда я сидел рядом с ней и считал до трех миллиардов, чтобы не заорать от боли, глядя на ее ресницы.
Однажды я застукал ее с ублюдком. Они забыли закрыть дверь в типографию и обжимались прямо на принтере. Когда я увидел ее, извивающейся под его обрюзгшим телом, меня будто ударило током. Я не смог себя сдержать, за что ненавижу себя каждую секунду своей никчемной жизни. Я схватил коробку с бумагой, швырнул в них и ушел.
По дороге домой я дважды чуть не сбил пешеходов (один раз это была маленькая девочка), и чуть не спровоцировал аварию. Не знаю, стоит ли радоваться тому, что все обошлось, но я почему-то пребывал тогда в каком-то злостном предвкушении. Едва войдя в квартиру, я раздолбал все, до чего смог добраться, выбил окно в ванной, лег на пол, уткнувшись лицом в осколки, и просто орал, до тех пор, пока не отрубился.
На следующее утро я, как ни в чем не бывало, убрал весь тот хаос, что сотворил накануне, обработал лицо и обклеил его кусочками пластыря, затем, едва подавляя очередной крик, отправился на работу. Когда Грейс спросила, что с моим лицом, я промямлил что-то нечленораздельное, потому что не мог говорить внятно при радостной мысли о том, что она заметила мои раны, что ей, возможно, не так уж и все равно. Конечно, я ошибался, потому что сразу же после этого она долго целовалась со своим ублюдком; меня тошнило.
Я любил Грейс так сильно, что смог улыбнуться, когда она сообщила всем коллегам, что беременна. Никто не знал, каких трудов мне стоило выдавить из себя эту улыбку, потому что в ту секунду я почувствовал такое отчаяние, испытав которое люди, как правило, решают покончить с собой. А я просто улыбался и говорил ей о том, что бесконечно рад за них, что это самая великолепная новость из всех, что мне доводилось услышать за последнее время. Не стоит думать, что я не был рад за нее, я бы никогда не смог иначе, ведь она так искренне улыбалась и, казалось, светилась изнутри от счастья. Но я изнутри лишь гнил, и нет моей вины в том, что я мечтал оказаться на месте этого ублюдка, и быть отцом ее ребенка. В тот день я не стал ничего крушить и даже не кричал. Я как обычно пришел домой, открыл своим ключом дверь, а потом сполз по обратной ее стороне на пол и выцарапал у себя на руке огромными буквами "смирись" этим же самым ключом. Правда, я так с этим и не смирился.
Я любил Грейс так сильно, что обезумел от боли в тот день, когда ее не стало. Она так и не стала матерью. Врачи выявили у нее рак головного мозга, и она увяла за какие-то пару месяцев. Я любил ее так сильно, что был с ней все это время, даже тогда, когда болезнь изуродовала ее до такой степени, что ублюдок не смог больше видеть ее и исчез. Я часами сидел с ней рядом и держал ее за руку, но даже тогда она не смотрела на меня как на живое существо, достойное ее любви. Она просто не понимала, зачем я здесь, и первые пару раз просила меня уйти.
В итоге она ушла сама. Это был теплый июльский денек. В тот день я был как никогда счастлив. Сам не знаю, почему. Я пришел в больницу пораньше, с большим букетом ее любимых ромашек. Покупая их в цветочной лавке, я уже наперед знал, что больше никогда ее не увижу.
Я плохо помню, что со мной случилось после того, как я услышал от врача три ужасных слова. Этими словами были: "мне очень жаль". Помню только то, что я избивал врача до такой степени, что меня едва смогли от него оттащить. Я пытался кричать, но в горле было слишком мало места для крика; я умолял о том, чтобы мне дали яд, дали хоть что-нибудь, что убьет меня, но вместо этого мне дали какие-то таблетки, и я был в отключке несколько суток.
Я очнулся уже тогда, когда ее похоронили.
Знаете, ад излишне идеализируют. Здесь нет никаких языков пламени, дьявола, котлов и изуродованных людей, но знаете, лучше бы они были. Потому что теперь я бесконечно застрял в том июльском дне, когда Грейс навсегда оставила меня одного.
Помните, я говорил, что временами хотел, чтобы она умерла как бродячая собака? Так вот, в итоге, после ее смерти, бродячим псом стал я. И каждую ночь, каждую гребанную ночь, я отчаянно скулю, потому что я любил Грейс так сильно, что люблю ее и сейчас.

@темы: broken heart syndrom, мысли вслух

02:31 

будь фильтром, а не губкой.
Просто однажды, смывая с себя мыльную пену в ванной или, скажем, снимая с бельевой веревки свежевыстиранную майку, понимаешь, что ты больше ни к кому не хочешь. Тебе пишут "зайка", заманивают куда-то, предлагают встречи, но тебе настолько плевать, что кажется, будто если вручить тебе в такие моменты ружье, ты безо всяких эмоций убьешь десятки случайных прохожих. Пустота. Тот период, в котором хорошо, но которого всегда так отчаянно боишься.
У тебя спрашивают, откуда в тебе такое высокомерие, почему ты реже здороваешься со знакомыми и не отвечаешь на звонки,но у тебя нет ответов на эти вопросы, вообще никаких. Ты лишь устало отшучиваешься так, словно разгоняешь вокруг себя назойливый рой мошек. И ведь никому не понять, что за "высокомерием" скрывается тривиальная усталость - усталость глаз фокусироваться на одном и том же, усталость воспринимать людскую тупость и бессердечность, в попытках найти всему этому хоть малейшее оправдание. Никто не учил, как правильнее запираться от внешних раздражителей. Никто не учил жить оглушенным шаровой молнией болевого шока вкупе с недоверием. Никто не говорил тебе, что ты всего лишь гибрид мяса с карими глазами и дурацкой улыбкой, который будет любить тайком ото всех в страхе быть раненным. Никто не учил тебя, как справляться с внезапно накатившей пустотой, пропитанной запахом щелочи и какого-то панического бессилия.
Никто.
Но,тем не менее, ты дышишь через нос, сжимаешь кулаки так, что маникюр царапает розовую поверхность ладоней, и идешь вперед. Пустота внутри тебя разрастается с каждой минутой, но ты понимаешь, что это лучшее и в то же время худшее, что есть в твоей жизни. Ты никому не нужен? Отлично! И тебе не нужен никто.
Только ветер уныло гоняет пустые упаковки из-под чипсов и дешевых сигарет в тех местах, где когда-то ты был наполнен чувствами.

@темы: broken heart syndrom, мысли вслух

18:06 

будь фильтром, а не губкой.
стоит мне только допустить мысль о том, что все прошло, и я могу идти дальше и даже могу влюбляться, как невидимые руки вновь подхватывают меня и возвращают в исходное положение. в то самое положение, с которого я не сдвигаюсь уже 2 года. назовем его "мертвой точкой". хотя, по ощущениям это умноженная в сотни раз запятая.
мне снятся сны об их счастье, и я не то что бы завидую или злюсь - мне просто чертовски грустно. это настолько грустно, что у меня даже не хватает нужных слов, чтобы это описать. чудовищная, зияющая пустота в меня - она принимает новые обороты, и мне никуда не деться от всего этого.
мне снилась его мама, которая с упоением рассказывала о том, как счастлива, потому что ее сын, ее Саша, встретил ту единственную, ту самую, которая так идеально впишется в их семью. ужаснее всего то, что она права.
часто думаю о том, что я бы не вписалась. я, вообще-то, никуда никогда не вписываюсь. и всякий раз, когда, как мне кажется, я нахожу свое место в чужих объятиях, меня бьет током от бессилия и от этой вопиющей отчужденности. я никогда не научусь правильным вещам. только толкаюсь лбом о толщи несоответствий и недопонимания, выдыхая с горечью: " вы - не он".
привкус их неминуемого брака режет мой язык. еще одна грустная вещь во всем этом то, что мы взрослеем. и, стало быть, вскоре каждому из нас предстоит задуматься о своем семейном гнездышке и о том, с кем его вить. а теперь еще одна грустная вещь - они УЖЕ практически вьют это гнездо. дело за малым - какие-то формальности вроде пьяных гостей на свадьбе и штампов в паспорте.
у меня же ничего нет, и все мои победы умещаются в один сплошной день, имя которому " видите, я почти справляюсь".
учеба, работа, дом, какие-то общие вечеринки с друзьями и непонятные отношения с очередным мальчиком, который никоим образом не сможет меня потянуть. я кажусь самой себе достаточно красивой, но слишком уж тяжелой ношей, которую проще бы было сдать в камеру хранения на неопределенный срок, нежели таскаться со мной по душным улицам города.
недавно узнала, что он едет вместе с ней на концерт Металлики, в Венну. гримаса боли и отчаяния предательски отобразилась на моем лице, ведь как сказала одна моя хорошая подруга: " Должно быть, это хреново, когда одна твоя любимая вещь едет на другую твою любимую вещь. Без тебя".
он попросил хотя бы порадоваться за него, не понимая, что я, вообще-то, рада, я очень рада, что он увидит мою мечту своими глазами, которые для меня самое лучшее отражение действительности в мире. но я не смогла выдавить ничего, кроме дурацкой, детской фразы : " а что мне радоваться? я же не еду".
я не знаю, почему я всякий раз возвращаюсь к этому человеку, и как долго все это будет продолжаться. но, возможно, это действительно та самая любовь, о которой потом рассказывают детям и внукам? та любовь, о которой пишут лучшие песни и стихи? та любовь, из-за которой умирают в 45 безо всяких видимых причин?
этого я тоже не знаю. но одно знаю точно - за одну только возможность прижаться носом к его щеке, я бы отдала все, что сейчас имею и отказалась бы от целого мира.
прости меня, Саш.
прости, что я до сих пор тебя люблю.

@темы: broken heart syndrom, blueeyedboy

00:54 

будь фильтром, а не губкой.
я вернула того мальчика, о котором писала в предыдущих постах, но теперь, по-видимому, он решил взять реванш и отомстить мне. он больше за мной не бегает. сейчас мы вместе, если это можно так назвать, только вот у меня постоянный страх, что это всего лишь новая веха моих прошлых отношений, и ни к чему это не приведет.
я снова привязываюсь, я снова готова целовать так, будто ничего больше не остается, а ведь и впрямь больше и ничего не остается. я полна тепла, которое никто не хочет вобрать в себя, хотя бы на сотую часть.
знали бы вы, сколько во мне этих нерастраченных поцелуев, снов в обнимку, вкусных обедов, нежностей и ласки! но люди не принимают и не ценят этого, поэтому мне приходится изображать остроумную суку, образ которой мне уже изрядно надоел.
так вот, касательно того мальчика - он прекрасен. я бы правда была с ним, и очень-очень долго, несмотря на то, что нам часто не о чем поговорить, но за одни только его нежные взгляды можно продать половину континента. он - не Саша, но меня к нему невообразимо влечет. и если он где-то не рядом, я не могу даже есть спокойно. только вот я снова чувствую, что готова отдать больше, чем получу в итоге. и это меня гложет, но сказать об этом вслух я не могу.
от этих влюбленностей и любовей всегда страдает мой желудок, потому что от сердца уже просто ничего не осталось.

00:47 

будь фильтром, а не губкой.
мужчины всегда любят чужих женщин. свои кажутся чем-то изученным и скучным. другое дело - чужая женщина.
она всегда кажется и ярче, и умнее, и красивее, а главное - недоступнее. чем недоступнее женщина, тем больше к ней тянет.
жалко только, что мне порой кажется, что я из категории дурнушек. ну, т.е. своя женщина, с которой до изнеможения скучно только потому что я никому и ничего не могу дать, кроме своего безграничного тепла и нежности.

02:21 

будь фильтром, а не губкой.
бывает так, что ты и сама не замечаешь, насколько все вокруг меняется.
прошло почти 2 месяца с тех пор, как я рассталась с Ярославом. с тех пор я успела возненавидеть его, а потом даже спокойно объявить перемирие. нет, мы не вместе и никогда уже точно не будем вместе по ряду причин, но приятно уметь отпускать прошлое и сохранять хотя бы дружелюбные отношения с бывшим.
круг моего общения заметно изменился. кто-то ушел, кто-то пришел, кто-то остался ( что радует, несмотря на все тяготы, связанные с этими людьми).
я получила работу, о которой не могла и мечтать буквально несколько недель назад. теперь я радио-ведущая, и могу сказать, что я уже влюблена в свое дело.
я стала рассудительнее и мудрее в некоторых поступках, но успела упустить кое-что важное за все это время.
точнее, кое-кого важного.
мальчика, который замирал, глядя мне в глаза, и которого я так предательски отшила. а теперь кошмарно об этом жалею, но он не спешит принимать меня обратно. наверное, это и правильно, чувствует, видимо, что люблю я все равно другого, хоть меня и кошмарно ломает по нему. да-да, все того же Сашу. и это, пожалуй, единственная константа в моей стремительно меняющейся жизни.
и если я смогу вернуть этого мальчика, я могу сказать, что я практически счастлива и довольна своей жизнью. я сейчас на самом пике жизненных возможностей, поэтому я цепляюсь за любую из них. молодость - то самое время, когда не нужно сидеть на месте, нужно двигаться вперед, дальше, навстречу новому, творить, любить, делать глупости, жить на полную мощность, развиваться, становиться лучше, чем ты есть. ведь наш предел - только звезды.

@темы: мысли вслух

01:35 

будь фильтром, а не губкой.
27.01.2012 в 21:56
Пишет заморыш Седжал:

Привет.
Признаться, я никогда не умел с тобой общаться. Помнишь, я однажды даже придумал написать друг другу записки с взаимными претензиями? Но ничего не вышло. "Я же говорил, что ничего не выйдет! Никогда ничего не выходит!". А может все дело в том, что ты меня ненавидишь? Меня, признаться, очень легко ненавидеть. Может, мы просто с разных планет? Замечаю, что чаще стал расставаться с людьми, понимая, что мы с разных планет. Но я ведь пока на этой планете. И от тебя я никуда не могу деться. Что мне делать, а? Легко быть пессимистом, как ты. Ведь если ничего не выходит, то ты типа победил. И редко когда что выходит, ведь ты любишь быть победителем. А я просто загибаюсь. Хочется сделать себе больно. Выпить жидкость для мытья унитазов. Это и то не так больно, чем когда ты меня пережевываешь. Методично измельчаешь меня, а потом выплевываешь - слюнявый ничего не стоящий обрубок голых нервов. Что тебе моя пустая агрессия, когда внутри тебя цветет сад пессимизма и тупой злобы. Ты ненавидишь меня. Что может быть разрушительней, чем односторонняя ненависть? Я не успеваю отстреливаться, потому что у меня холостые, хей. Я не умею ненавидеть в ответ. Я слабак, я падаю и ползу в стену. Потому что мне некуда больше ползти. Это сведет меня в могилу или куда похуже. Я сдаюсь.

URL записи

00:24 

Я просто молча аплодирую. В точку.

будь фильтром, а не губкой.
26.02.2014 в 01:44
Пишет эрегированный пенис:

Со мной такое было много раз.
Я отдавалась полностью любви и дружбе, но через какое то время мы становились никем.
Просто проснувшись однажды понимаешь какую то важную вещь. Хотя она совсем и не такая важная.

Что с тобой происходит ? Я же чувствую, что ты теряешься.
Или быть может я уже перестала тебя ощущать правильно и это мне всего лишь кажется ?
У меня правда очень много вопросов на которые я хотела бы услышать честные ответы от тебя.
Не потому что я хочу знать с кем ты гуляешь, общаешься и смеешься.
Я просто волнуюсь.
Но мы уже чужие люди друг для друга.
И если даже когда нибудь начнем общаться - мы будет осторожны в своих словах и действиях.
Мы не будем больше такими открытыми друг для друга.
Лишь потому что мы изменимся.

Каждый новый день - отдаляет нас, когда то таких родных и близких.


URL записи

23:46 

будь фильтром, а не губкой.
кажется, есть такие люди, которым можно прощать практически все: оторванные пуговицы на любимом пальто, пересоленный борщ, лишнюю ложку сахара в чае, самые злостные грубости, ночную ругань и разбитый чайный сервиз. глядя в их глаза, невольно находишь решение всех этих "проблем" и неурядиц: пуговицу пришьешь, борщ разбавить можно, наверное, чай вылить, грубости с руганью впридачу просто забыть, а сервиз заклеить. прощаешь все. а в один из дней замечаешь, что прощаешь им себя - потерянного, измученного, пустого.
и все.
с сервизом и пуговицами все предельно ясно.
а сердечко-то твое кто подлатает, когда тот, кому прощаешь свои нервные срывы, внезапно исчезает?

@темы: broken heart syndrom

15:54 

будь фильтром, а не губкой.
переживать - за свое будущее или последние зимние дни в постели, укрывшись пледом с головой. пережевать происшествия последних дней, и, наконец, найти в себе силы их проглотить.
иногда мне кажется, что зима плотно впилась зубами мне в кожу, оставляя на ней уродливые следы вроде тех, что мороз оставляет на окнах. я никогда не считала их красивыми вопреки всеобщему восторгу, дескать, смотрите какой Мороз молодец, как рисует, какая экспрессия! да он ведь нереально крут, покруче Сальвадора Дали и Ван Гога вместе взятых будет, этот Мороз утер им нос и все остальные части тела, что принято утирать в таких ситуациях, браво!
но я не об этом.
у меня межсезонная депрессия и бесконечные размышления на тему "кто я и зачем я", покуда температура пробирает каждую клеточку моего тела, до победного. теплом моего тела сейчас можно сжечь сотни рукописей неизвестных авторов, а холодом сердца - охлаждать виски, чтобы приятнее было напиваться. организм устало сопротивляется всему этому негармоничному во всех смыслах дерьму, но пока от этого толку не больше, чем от моих странствий в поисках себя. впрочем, с организмом у нас много общего. например то, что мы оба крайне хреново сопротивляемся, когда все идет не так.
- что именно идет не так? - спросите вы.
- я иду не так, - отвечу я. и да, дело не в моей походке, которая выглядит весьма жалкой под воздействием ослабленного иммунитета и подпорченной координации.
проблема Камю заключалась в том, что он все понимал. моя проблема - антоним. я, напротив, совсем ничего не понимаю. абсолютно.
застряла в какой-то грязи, и отчего-то решила, что в ней может быть уютно. утешаю себя так же никчемно, как это делают врачи, сразу после того как оглашают пациенту смертельный диагноз. к слову, их утешения даже искреннее, чем мои. я никогда не умела проявлять искренность по отношению к самой себе - оставляла это только для Избранных ( ну, или тех, кто смог бы по мне хорошенько потоптаться).
мы все рано или поздно придем ко дну того, в чем мы барахтаемся. барахтаемся, воображая, что плывем. причем, многие еще и могут видеть цель своего "плавания". может, со временем ее становиться проще выдумать, я не знаю, но пока моя единственная цель - научиться бить людей с абсолютно спокойным лицом. или хотя бы научиться их бить. можно даже без физического вмешательства - это куда пафоснее. зашла такая в комнату, где сидит куча неприятных физиономий, сказала слово - и вуаля! все в нокауте, а ты королева этого горе-ринга.
а вообще, все это глупости, и о своей цели я бы ни за что и никому не сказала, хотя бы потому что пока еще не встретила ни одного человека, кому бы это было действительно интересно и кто бы смог застать меня врасплох простеньким вопросом " как твои дела?".
мне всегда было интересно, для чего люди спрашивают друг у друга об этом в коридорах, при встрече, едва зная друг друга и не желая даже услышать ответ. просто спрашивают, а сами уже несутся куда-то, сшибая встречных знакомых все тем же глухонемым " как дела?".
никак, чувак. просто никак.
я просто пытаюсь пережить остатки этой зимы, чтобы потом выставить их за дверь, как непрозрачные плотные пакеты с мусором.
я просто пытаюсь пережить странные мысли, учащенный пульс, болезненный вид по утрам, высокую температуру, потрескавшиеся губы, отчаяние, отвратительное лекарство от кашля, бессонные ночи и какую-то глупую обиду. быть преданным - слишком двоякое на смысл выражение, даже для противоречивой меня. и, если честно, я очень устала от этого всего.

22:35 

будь фильтром, а не губкой.
я не знаю, почему мы до сих пор вместе и можно ли назвать то, что сейчас происходит между нами " вместе".
все внимание, что я получаю от этого человека за весь день это простой поцелуй в губы при встрече и такой же простой - на прощание. объятия - холодные, глаза пустые и смотрят мимо, руки глубоко в карманах, там, где нет места моим.
я не понимаю, почему я держусь за все это, почему для меня так важно быть с этим человеком, в то время как он ясно дал мне понять, что никогда меня не полюбит. я не люблю его тоже, но я, по крайней мере, люблю в нем отдельные его части. пытаюсь любить его хотя бы наполовину. потому что целиком я люблю только одного человека, от которого и пустилась во все тяжкие. только вот хреново все это вышло, раз услышав о том, что летом он едет на родину своей девушки - в Будапешт, меня начало изрядно подташнивать, а во рту появился неприятный металлический привкус крови. через какие-то жалкие пару минут я поняла, что прокусила себе губу.
я прекрасно осознаю всю безнадежность ситуации, но почему-то не хочу ничего прекращать. при мысли о том, что мои нынешние отношения разваливаются, меня трясет так, словно я только что потеряла в автокатастрофе близкого друга. я не хочу такого конца. я не готова ни к какому концу. именно поэтому я пытаюсь делать вид, что ничего не происходит, и не пытаюсь поговорить с ним об этом, хотя прекрасно понимаю, что скоро всему это придет конец, и разговор об этом неизбежен.
мне странно и страшно. как перед тяжелой операцией. я не знаю, что со всем этим делать, и чем глубже я впадаю в депрессию и отчаяние, тем сложнее становится скрывать все это от окружающих. от меня воняет ядом, я - язва Джека, у меня покусанные губы, которые тоскуют по не-родным поцелуям и постоянно слезятся глаза.
а хуже всего во всем это то, что у нас правда ничего не клеится. абсолютно.
лучше бы мы оставались друзьями. лучше бы мы никогда не спали в обнимку, потому что теперь спать в одиночку еще тяжелее, чем раньше. лучше бы всего этого не было.
пусть все это закончится или просто перерастет во что-то лучшее ( в чем я сомневаюсь). пожалуйста.

@темы: broken heart syndrom

22:17 

будь фильтром, а не губкой.
спасите меня. спасите меня от этого вездесущего ужаса. от этого дерьма, в котором иногда и рада бы захлебнуться, но уж больно противно при одной только мысли об этом.
спасите меня от искусственных отношений. от улыбок, скрывающих за собой яд и толщи тоски. от чувств к людям, которые никогда не станут моими, как бы я ни старалась. от будильников в 7:30, когда самый крепкий сон и одеяло невыносимо теплое. от веселья, которым пытаешься забить все свое свободное время - лишь бы не было времени думать о чем-то грустном. спасите от уродства красоты. от ненатуральных лосьонов для тела. от озоновых дыр. от дыр в сердце. спасите меня от себя самой.
пожалуйста.

я бы очень хотела, чтобы кто-нибудь любил меня настолько, чтобы у него были силы терпеть мою слабость.

@музыка: Placebo - Protege Moi

@темы: broken heart syndrom, мысли вслух

05:16 

будь фильтром, а не губкой.
Накатала длинную запись с приложения и нихрена не сохранилось. Ох ты ж бля.

20:54 

будь фильтром, а не губкой.
Завидую женщинам, которых любят.

03:13 

будь фильтром, а не губкой.
люди часто говорят друг другу слова, которых они не заслуживают. чего стоят эти ваши " солнышки", "пуськи-муськи" и бесконечные " я люблю тебя", "навсегда" и прочая поебень, от которой лично у меня хроническое несварение желудка, не знаю как у остальных с этим дела обстоят.
рисовать друг другу под окнами сердечки, пускать радужную рвоту при виде совместных фоточек в обрамлении этих сранных сердечек, подыхать от слова "зая", орать о своей любви так, что лопаются стекла в домах и чьи-то барабанные перепонки ( в моем случае еще и зрачки трескаются, когда я вижу очередных недо-любовничков). правда, я, как правило, злостно ухмыляюсь. всегда знаю, чем это закончится в итоге.
в принципе, в нашем возрасте все отношения заканчиваются обрывом, и главный вопрос лишь в том, кто осмелится прыгнуть вниз первым. ну, или на самый крайний случай толкнуть вниз другого. между прочим, в наш век разноцветных презиков и диетической колы, именно так часто и бывает.
только вот одного я понять ну никак не могу на протяжении уже очень долгого времени - на-хре-на? нахрена все эти "люблю", "навсегда", "зая", если через пару месяцев твоя "зая" уже скачет на другом? кому светит твое "солнышко" теперь? и куда делась ваша "настоящая" любовь, если на следующий день после расставания вы не знаете, куда себя деть от переполняющей вас желчи, распуская сплетни о бывшем возлюбленном?
нет, я просто не понимаю, зачем говорить все эти слова, которые впоследствии теряют свою значимость? зачем обесценивать то, чего и так осталось катастрофически мало?
это ведь равносильно тому, что писать в последний резервуар с питьевой водой - понимаешь, что после этого ее никто не сможет пить ( и ты в том числе, если, конечно, у тебя все в порядке с головой), но зачем-то все равно это делаешь.
мы научились говорить и писать кучу слов, но так и не научились чувствовать то, о чем говорим и пишем. разморенные солнцем, мы продолжаем прожигать друг друга теми словами, которые могли бы действительно согреть в самую холодную зиму. мы говорим их только для того, чтобы получить что-то взамен, врем, потому что в обществе так принято, потому что в обществе не поймут твоей оголенной души и уж тем более не поймут отношений, заведомо обреченных на провал. " кааааак , вы друг друга не любите?" - мы боимся этих слов больше, чем боялись бабаек со всего мира в детстве. но при этом все мы забываем, что в независимости от тех слов,что мы говорим, от количества сердечек в статусах и совместных фотографий, обрыв в итоге неизбежен, и этот обрыв есть для каждого. просто не каждый способен сразу с ним разобраться. и кто-то наивно думает, что фальшивое "люблю" может что-то исправить и отсрочить.
мы больше не думаем и не чувствуем. только говорим. говорим. говорим. без конца. а в итоге совершенно ничего и никого вокруг не слышим, ровно так же, как и не слышат нас.
и, знаете, наверное, я бы тоже хотела поливаться розовой слизью, если бы только была нормальной.

@темы: мысли вслух

22:43 

будь фильтром, а не губкой.
я очень скучаю, поэтому не пишу тебе. потому что знаю - стоит мне написать, я буду скучать в два раза больше.
за такие маленькие расставания я и ненавижу каникулы. пусть в наших отношениях нет места соплям, высоким чувствам и прочей лабуде с привкусом ванили, скучания никто не отменял.

22:35 

будь фильтром, а не губкой.
полюби меня хотя бы наполовину.

22:22 

будь фильтром, а не губкой.
sex, drugs & rock'n'roll*

ты.

01:50 

будь фильтром, а не губкой.
наши отношения начались с нашей первой ночи вдвоем. и я не говорю о сексе или о чем-то в этом роде, ничего подобного. мы просто лежали в обнимку, под одним одеялом, прижимаясь друг к другу так, словно это последние минуты нашей жизни. я практически уснула, прижавшись щекой к его щеке. а потом он просто поцеловал меня так, как никто и никогда до этого не делал. это был пронзительный поцелуй, наполненный страстью, отчаянием и невероятной нежностью одновременно. мы лежали в одной постели с нашими друзьями, на огромном матрасе, и просто целовались. затем он притянул меня к себе и сжал в своих больших, но таких уютных и теплых руках и спросил " и что теперь мы будем делать?".
с этого вопроса появились "мы" в истинном значении этого слова.

...

- я не знаю, что мне делать, я просто не хочу тебя отпускать и все. я знаю, что ни за что не хочу тебя потерять, Милана, и боюсь что-то испортить. действительно боюсь.
- а ты просто не бойся, я же здесь, я рядом. и я не уйду. если не хочешь меня отпускать - просто не отпускай.

и он не отпускает.

у нас нет крышесносящих чувств, мы оба соображаем, что делаем и не думаем о завтрашнем дне. нам хорошо сегодня, здесь, сейчас, в эту самую секунду, рядом друг с другом.
я знаю, что он совершенно не идеальный, и он знает, что неидеальна я. но мы устраиваем друг друга такими, какие мы есть, со всеми нашими косяками и глупостями. и мне плевать, перерастет это в любовь или во что-то другое, я просто знаю одно - этот человек делает меня счастливее и он тот, с кем я хочу спать в обнимку.
а что будет дальше - не имеет значения.
ничего, вообще-то, не имеет значения, когда он заботливо провожает меня до дома, ежедневно опаздывая в свою общагу, когда он целует мои веки и знает лучше меня, что мне задали.
иногда забота друг о друге и впрямь лучше вашей дурацкой любви.
от нее одни неприятности.
у меня все.

01:07 

будь фильтром, а не губкой.
всему приходит конец.
в том числе и страданиям.
однажды утром я проснулась и поняла, что вылюбила тебя из себя, и просто больше не хочу быть ведомой вокруг пальца. мне слишком надоело играть в эту запутанную игру, в финале которой я так и не смогу оказаться победителем. и дело не в том, что я сдалась, вовсе нет. я не хочу. я правда больше не хочу. меня измотали эти твои звонки с непонятными целями, когда ты просто звонишь и молчишь в трубку, а я пытаюсь выдумать предлог, по которому ты мог позвонить, вместо самого же тебя. мне осточертели все твои ужимки, правда.
и теперь я, а не ты, оставляю за собой право игнорировать сообщения с простым вопросом " как дела?". ты был нужнее воздуха, но теперь я умею дышать без тебя, так случилось.
у меня есть, с кем проводить вечера и кого обнимать на прощание. у меня есть тот, кто уже сейчас, на начальном этапе, дает мне больше, чем дали мне 1,5 года "убиваний" по тебе.
я, наконец, чувствую себя девушкой, за которой ухаживают и которую считают, по меньшей мере, красивой, даже когда я не накрашена. я могу прикасаться к этому человеку когда захочу, даже несмотря на то, что мы пока не состоим ни в каких отношениях, нам просто нравится быть друг с другом.
я не вытеснила и не заменила тебя, я просто поняла, что могу с этим жить и должна идти дальше. без тебя.
спасибо за то, чего между нами не случилось и никогда не случится. и будь, пожалуйста, счастлив. это все, чего я хочу.
берегите с ней друг друга и пусть у вас все будет хорошо. подальше от меня.
надеюсь, это последнее сообщение с пометкой "blueeyedboy".

@темы: blueeyedboy, broken heart syndrom, мысли вслух

dont you worry, mom, I just wanna have some fun

главная