Unkillable Monster
будь фильтром, а не губкой.
Во время очередной рабочей смены всегда думается о самых разных вещах. Вот сидишь ты в душной эфирке, из наушников музыка непонятная фоном играет, до следующего выхода в эфир еще куча времени, и вот как раз в этот момент накатывает куча самых разных мыслей.
Сегодня, например, я подумала о том, что бы я сделала, если бы узнала, что мне осталось жить всего неделю. Ну, или ладно, если бы, допустим, мне сказали, что через неделю время полностью остановиться для меня и больше ничего происходить никогда уже не будет. Да, лучше так, потому что всякие мыслишки о смерти не вызывают ничего, кроме тупых загонов и какой-то отчаянной скуки.
Так вот, углубившись в мысли о том, чего бы я сделала такого, я сначала лихорадочно перебрала целый список того, что мне нужно успеть сделать за неделю в духе "пообщаться со всеми, кто дорог" или "перебрать все свои вещи" (непонятно зачем, правда) , а потом поняла, что это все тщетно. Куда важнее то, чего я сделать не успею.
А не успею я многое.

Я так и не успею покататься на санках. Можете кидать в меня камнями, выпучивать глаза и неодобрительно цокать языком, мол "как так, 20 лет и никогда-никогда не каталась на санках?", но я правда-правда, никогда-никогда на них не каталась. Ни сантиметра, сидя в санках, не проехала. В детстве мне этого особо не хотелось, но сейчас, став взрослее, понимаю, что дико бы хотела скатиться с ближайшей горки с радостным улюлюканьем и бешеным смехом, сметая все на своем пути, чтобы в итоге оказаться в самом глубоком сугробе и потом валяться месяц с ангиной. Хотя, можно и без этой части обойтись. Там уж как пойдет.

Я не успею попасть на концерт какой-нибудь любимой группы. Даже не обязательно Металлики. Просто, абстрактной группы, чья музыка меня вдохновляет или, по меньшей мере, приносит мне удовольствие. Я не буду стоять, зажатая в тиски со всех сторон толпой, не буду ловить палочки барабанщика или медиатор солиста. Не буду слышать визги и визжать. Не превращусь в комок эмоций, подпитываемый музыкой и каким-то нелепым чувством собственной, личной свободы. Я просто не успею.

Я не успею наесться морепродуктов до отвала в одном из маленьких, но уютных ресторанчиков в Италии. А еще не успею напиться там потрясающего сухого вина, побродить по мощеным улочкам босиком, непременно в соломенной шляпе и очках как у Джона Леннона. Не успею написать очередной рассказ, сидя на берегу и вглядываясь в багрово-красный закат.

Я не успею попробовать фалафель и понять, что это редкостная гадость, не успею рассказать друзьям очередную из своих нелепых историй о приключениях с таксистами или еще какой-нибудь глупый, но жутко смешной фрагмент из своей сумасшедшей жизни, не успею попасть с кем-нибудь, кто очень дорог, под сильный ливень и бежать с ним, наступая в самые большие лужи, так и не успею стать тем человеком, от которого меня бы перестало воротить, не успею впервые в жизни сесть в самолет и зажмурить глаза от страха... А сколько еще таких мелочей, которые должны случиться со мной впервые, но которые так и не успеют случиться, если время остановиться! Сколько же всего я могу не успеть, если останется всего неделя!

Я знаю, что от этих моих мыслей ничего не изменится, хотя бы потому что впереди у меня не неделя, а целая жизнь, и я искренне верю в то, что успею за нее все. Но теперь, всякий раз, когда мне будет казаться, что смысл жизни безоговорочно утерян, я буду вспоминать вкус фалафеля, который я не пробовала; улыбку стюардессы в самолете; колючие снежинки, летящие мне в лицо, покуда я лечу с горки вниз, прижимаясь всем телом к санкам; тусклые огоньки от зажигалок на концерте и в такие моменты, клянусь, мне станет тесно от огромных крыльев, растущих прямо за моей спиной.